С этим Господь разберется

Совсем «не чувствовать» обиды невозможно. Весь вопрос в том, как к обиде относиться. Скажем, нас всех кусают комары и иногда какие-то другие насекомые, и мы все знаем такую закономерность: если этот укус оставить в покое, то он через какое-то время проходит. Но он чешется. И если мы начинаем это место расчесывать, то спустя какое-то время у нас вместо этой маленькой точечки появляется огромный волдырь, а если еще при этом у нас были грязные руки, то порой начинается даже какое-то заражение.

Вот то же самое происходит с обидой: если мы стараемся простить и забыть ее, то она постепенно из нашего сердца уходит, если же мы сами себя растравляем – порой даже не ненавистью к другому человеку, а просто жалостью к себе, то эта обида становится все сильней и сильней.

Есть очень хороший навык, который дается с трудом и очень легко по невнимательности из нашей жизни уходит. Это навык — все в своей жизни предавать Богу.

Вот обидел меня кто-то: можно сказать, что с этим надо разобраться, и так мы чаще всего и поступаем. А можно поступить гораздо мудрее и милосерднее по отношению к самим себе. Можно сказать: да, меня обидели, но с этим Господь разберется. Когда же мы сами пытаемся отплатить за то худое, что нам сделали, то Господь лишает нас Своей помощи, и потом нам еще достается за эту нашу самочинную расплату. А если мы оставим все на Его волю, на Его усмотрение, Он, безусловно, все и устроит Сам – к нашей пользе и нашей радости. У нас для этого не хватает терпения, поэтому мы этого и не видим.

Игумен Нектарий (Морозов).

ПОЧЕМУ У ПРАВОСЛАВНЫХ НЕТ СВОЕГО ПАПЫ

Есть, есть у православных свой «Папа», старше всех пап и патриархов на свете. Он был от начала и будет до конца времен. Это тот “Папа”, Которого призывали все апостолы Христовы,– Дух Святой, Дух мудрости и разума, Дух утешения и силы Божией. Он – истинный Папа Церкви Христовой от начала и до конца веков, без изменений и перемен, без дискуссий и выборов, без предшественников и наследников.

А то, что апостолы признавали Духа Святого своим Верховным Главой, мы доподлинно знаем из документа, написанного их рукой. На Первом Соборе в Иерусалиме апостолы записали свои знаменитые слова: угодно Святому Духу и нам (Деян. 15:28). Перед каждым собором они Ему молились, Его призывали, Ему безусловно повиновались. Не так ли поступают и доныне архипастыри Церкви Православной? Накануне каждого собора они обращаются прежде всего к своему безгрешному Папе – Духу Святому. Со страхом и трепетом призывают Его благословение на всякое дело и безусловно повинуются Ему. И не только церковные главы, но и главы православных государств, министры, народные избранники начинали с молитвы к Духу Святому и только потом открывали соборный совет.

Так же делали и делают школьные учителя: в начале учебного года они идут со своими учениками помолиться Святому Духу. И всеблагий, всемогущий и всеведущий Дух Святой всем руководит, всех укрепляет, всех вдохновляет – и Церковь, и государство, и просвещение. И управляет всем не насильно, как земные диктаторы, но, как отец,– мудростью и любовью. Вам известно, что греческое слово “папа” в переводе значит “отец”. Следовательно, в самом прямом историческом и нравственном смысле Дух Святой – наш Отец, наш Папа. А для чего тогда Православной Церкви еще один отец, папа? Не предостерег ли нас Сам Господь Иисус Христос против земных “пап”, “отцов”? Девятнадцать столетий назад Он заповедал нам: и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах (Мф. 23:9).
Мир Вам и здравия от Бога.

Маленькая течь топит большой корабль.

Из жизни вытесняется понятие СТЫДА. Нынче ничего не стыдно. Причем, к этому общество шло десятилетиями, целенаправленно и методично. Точнее, мы не шли, а нас вели. За собой. Те, кто жил в 90-е в бывшем СССР, помнят как это было.

Сначала газеты начали высмеивать советскую мораль. Она называлась ханжеством, пуританством. Какая-то женщина во время телемоста брякнула: «У нас секса нет», когда говорилось, кажется, о проституции. Ну, неправильно выразилась. Имела в виду, что индустрии секса у нас не было. Так радостно ухватились, и вот уже лет двадцать трясут этой фразой.

Сначала осмеяли обыкновенную человеческую мораль. Потом стали вливать яд: описывали все возможные и невозможные позы в сексе, призывали заниматься им в необычных местах (читай – там, где люди), вышла знаменитая газета о сексе, в которой публиковались странные-престранные истории. Получалось, что вот была себе приличная страна, и нате вам – прямо паноптикум сразу. Содом и Гоморра. Фантазии журналистов, в общем, не было предела. И я понимаю: на такой литературе много можно было заработать.

…Между строк во всех изданиях было: занимайтесь сексом, всегда и везде, это здорово. Чужой муж? Делов-то куча. Вон посмотрите сериалы: они все сплошь укомплектованы такими парами любовников, и все домохозяйки, считающие себя порядочными женщинами, переживают по утрам и вечерам, как бы этим любовникам удалось получше обмануть своих законных супругов.

«Он же любит!» – эта магическая фраза и сейчас лейтмотив многих российских фильмов. Ради этой «любви» можно бросать беременную жену, кучу детей, совершать преступления. И зрители будут плакать и жалеть влюбленного героя, а не тех, кого он предал. Причем, речь не идет о платонической высокой любви. Речь часто идет просто о похоти, страсти.

В моду в 90-х вошло слово «комплексы». Стыдливость, застенчивость, элементарная юношеская невинность называлась именно этим словом. Призывали быть смелым, экспериментировать, причем, женщине тоже. В отсталое советское время ведь как считалось? Навязываться нехорошо – стыдно. Теперь же в женских журналах утверждали, что это расчудесно, так и надо. Голливуд помогал своими фильмами продемонстрировать как это делается. Хотя любая вдумчивая женщина, конечно, понимала: а зачем, если мужчина не тянет к тебе руки, самой хватать его за уд? …Но это вдумчивая женщина. Глянцевые же журналы читали девушки и молодые женщины в основном. И голливудские киношки смотрели они же.

По стране наоткрывали секс-шопы. Эстраду заполонили моисеевы и бабушки по имени «хочу».

И к чему мы пришли в итоге? На сегодня в сексуальной жизни не стыдно ничего. И говорить о ней можно прилюдно, и даже придетно… Более того, детям просто-таки необходимо все объяснить и показать на картинках. А то ведь как иначе справиться с таким страшно трудным вопросом, который задает четырехлетка: «Откуда я взялся?» Наши бабушки отмахивались: в капусте нашли, в роддоме купили. И ребенок уходил, мечтая только накопить еще денег на братишку. Но мы так не можем, нам надо все ему рассказать…

Я бы поставила кадры из интернатов для детей-инвалидов. И взяла комментарий у врачей-венерологов и гинекологов, которые рассказали бы, что жизнь без «комплексов» ведет к приобретению девушкой массы разных микробов и вирусов, которые затем сказываются на здоровье потомства. Оно рождается больным, и от него отказываются. И пусть бы эти несчастные детки помычали нам всем в экран: чтобы все четко поняли почему в старину ценилась девственность.

Я бы рассказала о статистике разводов, показала бы безотцовщину, которая стала таковой, потому, что папа угулялся под подбадривающую пропаганду, что настоящий мужчина – это бык, который огуливает все стадо, и ушел в итоге из семьи. Или был изгнан как источник вечной заразы. И пол-страны растет без отцов. Что не делает этих людей хуже, но делает несчастнее в личной жизни в будущем.

Церковь единственная говорит редкую, абсолютно «еретическую» в современном обществе вещь: даже мужчина может и должен жить в чистоте. Это ему на пользу. Верность, самоограничение. Это выливается в победы духа, которые сказываются в научных открытиях, гениальных произведениях… Но это я уклонилась от темы.

…И что будет со всеми нами? Живущими там и тут. Гулящими, незакомплексованными, готовыми на любую подлость ради «любви», рушащими детскую невинность россказнями о сексе, бездумно повторяющими за больными, по сути, сексопатологами, «детям нужно знать об этом, вопрос только в каком возрасте, но рассказывать непременно надо»? С нами, которые по обе стороны океана, упорно затаптывают понятие стыда…

Осмелюсь утверждать, что мы здесь временно. На испытку. Идет великий конкурс на то, чтобы пройти в жизнь вечную. Система – балльная.

«По вере вашей да будет вам». Это не о том, чтобы ходить в церковь. Вернее, не только о том. Это о том, что вера всегда выливается в ПОСТУПКИ. Мы их совершаем каждый день, большие и маленькие. И они прямо указывают на то, с кем ты.

Нам держать ухо востро. Маленькая течь топит большой корабль. Не уступайте в малом, чтобы не пришлось уступить в большом.

Ни в чем нельзя быть уверенным

Ни в чем нельзя быть уверенным. Поэтому будь смиренным: смирение дает уверенность. Тот, кто внизу, может подняться высоко; а кто высоко – смотри, как бы не упасть. Хорошая вещь смирение. И молитва.

В Лествице говорится, что даже если человек поднялся на самую высокую ступеньку, нельзя прекращать молить Бога об отпущении грехов. Не переставай чувствовать себя грешным, убогим человеком; не забывай об ответственности за свои поступки; не забывай, что ты ограничен.

Даже если прошел всю Лествицу – ты человек. Твое тело пахнет землей. Ты – земля, грязь и прах, как бы высоко ни поднялся.

Никогда нельзя переставать молиться, даже если миру приходит конец. «Но у меня нет времени!» Скажи просто: «Господи, помилуй меня! Я люблю Тебя, помоги мне, не оставляй меня! Возьми жизнь мою в руки Твои, Господи! Я все вручаю Тебе – свою жизнь, детей, здоровье. Господи, спаси меня, я хочу любить Тебя, жить для Тебя!»

Почувствуй Его в себе, пусть имя Христа опьяняет твою душу! Слиться, соединиться с Ним, стать одним целым… Произноси имя Христа.
А вместо этого от тебя только и слышно: «Нет времени, нет времени…» Почему?

Один пожилой священник как-то спросил меня:
– Отче, скажи, к тебе на исповедь приходил когда-нибудь человек со словами: «Батюшка, мне так много нужно молиться, что я не успеваю ничего приготовить! Я молюсь так много, что не успеваю работать! Так часто читаю Евангелие, что не успеваю поесть!»

– Нет, такие люди ко мне не приходили, – ответил я.
– И ко мне тоже, – сказал он.

Но разве это, наоборот, не норма – прийти и сказать подобное? Побольше бы таких «безумцев»… Безумцев? Вообще-то это должно быть совершенно естественной потребностью. А у нас все наоборот: «Если успею все приготовить, помолюсь. Если смогу выспаться, пойду в церковь», – вот как мы говорим. А это ошибочная, в корне неверная позиция.

Потому я и говорю, что если человек начнет правильно воспринимать некоторые вещи, ставя их на первое место – туда, где они и должны быть, – то все остальное постепенно придет в норму само собой.

Научись любить. «Люби – и делай, что хочешь», – говорит блаженный Августин.

Все просто. Церковь не учит: «Когда приезжает свекровь, говори ей то-то и то-то». Нет. Когда любишь человека – даже если с ним непросто, – любовь научит, как вести себя с ним. Это нетрудно.

Если я люблю, то могу провести хорошую передачу, могу правильно ответить на вопрос, дать верный совет на исповеди – потому что любовь, как учат святые отцы, дарует озарение и знание.

Любовь просвещает, дает возможность правильно понять другого человека, познать волю Божию – потому что душа, исполненная любви, тесно соприкасается с Богом, Который есть любовь. Бог – любовь, ты – любовь, вы входите в соприкосновение друг с другом и начинаете общаться. Так узнается воля Божия.

Научись исповедоваться. Научись произносить свои грехи перед священником – как на приеме у врача, когда, засучив рукав, пациент показывает рану на руке и говорит: «Вот здесь болит. Я упал, поранился, и теперь течет кровь, нагноение…» Говори обо всем, что тебя беспокоит, открой свои раны – маленькие, большие, – расскажи о них.

Ходить в церковь, исповедоваться, любить. Все просто. Так сказал мне один пожилой монах в монастыре преподобного Дионисия на Афоне. «Вот такие простые истины, – сказал он. – Передай это и другим людям».

Один ли у нас Бог?

Мнение, что все религии говорят об одном Боге, давно прижилось во многих умах и получает всё большее распространение. Как-то слышал рассуждение простой женщины, рассказывавшей о своих новых соседях из Дагестана: «Они тоже верующие, тоже молятся, правда, по-своему, не так, как мы. Ну да какая разница, Бог-то всё равно один – и у нас, и у них».

Согласен, что мы живём в таком мире, где люди разных религиозных взглядов соприкасаются друг с другом: вместе работают или просто едут в транспорте, живут в одном доме, учатся в одной школе. Религиозную традицию другого человека надо уважать, но теплохладность к своей вере проявлять нельзя.

Давайте подумаем, все ли религии говорят об одном Боге? Нет, только монотеистические. Если взять, к примеру, скандинавскую мифологию или древнегреческую, древнеримскую, то увидим достаточно сложный пантеон богов. Ни о каком «одном боге» там речи не идёт. А если говорить о монотеистических религиях – иудаизме, исламе и христианстве, то возникает большой соблазн сказать, что мы верим в одного Бога, просто по-разному молимся и поклоняемся Ему, но что все эти земные человеческие перегородки до неба не доходят.

Действительно, что Бог и Творец мира – один, с этим согласится и каждый христианин, и каждый мусульманин, и каждый иудей. Другой вопрос: как мы представляем Его себе? А представляем Бога мы совершенно по-разному.

Представьте, вы говорите об одном человеке. Допустим, о генеральном секретаре Организации Объединённых Наций Антониу Гутерреш. Кто-то скажет: «Это мужчина семидесяти лет, с сединой, среднего роста, плотного телосложения». Другой возразит: «Нет, он худой, высокий, ему 40 лет». Мы говорим об одном человеке? Да. Но один его опишет так, другой – совершенно иначе. Соответственно, кто-то прав, а кто-то не прав. Но когда речь идёт о человеке, легко выяснить истину. Введи его имя в поисковик в интернете и получишь все данные о нём.

Когда же мы говорим о свойствах Бога, это проверить сложнее. С мусульманами и иудеями мы будем говорить о Боге по-разному. И это не простое разночтение, вопрос стоит так: когда мы окажемся перед Богом лицом к лицу, узнаем ли мы Его или не узнаем?

Можно привести такое сравнение: например, мы решили построить здание и стали советоваться со строителями. Но кто-то из них утверждал бы, что кирпич 75 марки, обладая такой-то плотностью, для строительства высокого здания слабый материал, а другой бы говорил, что кирпич указанной марки в десять раз прочнее и вполне подходит для данного строительства. Кто прав, кто ошибается? Если мы, при строительстве здания, будем исходить из неправильных представлений о свойствах материалов: кирпича, бетона, металлоконструкции и так далее, то здание рухнет, и мы пострадаем. Если же расчёт сделать правильный, здание устоит.

В отношении Бога ещё более серьёзный вопрос, ведь мы призваны уподобляться Богу в Его качествах. С этим согласны и мусульмане, и иудеи. Но если мы об этих качествах говорим по-разному, то будем стремиться в разные стороны. Мусульмане и иудеи воспринимают Бога по-разному. Даже католики и протестанты говорят о Боге иначе, чем православные.

Причина разрыва евхаристического общения с католиками, как и с другими еретиками, с которыми Церковь прекратила общение в своё время, заключалась именно в том, что Церковь в лице святых отцов и Вселенских Соборов считала, что ложные взгляды на Бога недопустимы, потому что они приведут к катастрофе в духовной жизни и создадут проблемы в деле спасения.

Казалось бы, какая тут связь? Живи по совести, молись Богу, как умеешь. Но дело в том, что если человек просто пытается делать первые шаги к Богу: жить по совести, не причинять вреда ближнему, если он учится молиться и так далее, то в этих характеристиках православные будут очень схожи и с католиками, и с протестантами. Но чем серьёзнее мы станем относиться к духовной жизни, чем дальше и глубже начнём вникать в аскетические практики, в вероучение, тем больше будет между нами расхождений.

Условно говоря, православные, лишь иногда заходящие в храм, не молящиеся дома, не соблюдающие пост и причащающиеся, может быть, раз в год, и католики, делающие то же самое, практически не отличаются друг от друга. Но, например, православный монах-аскет и монах-аскет католик отличаются уже гораздо сильнее – своими практиками, подвигами, своим отношением к Богу. А католические и православные святые отличаются радикально. Скажем, если посмотреть, к чему призывают Франциск Ассизский и преподобный Серафим Саровский, то увидим, что в этих призывах нет ничего общего.

Франциск пытался подражать Христу во всём внешнем. Например, он, так же как Христос, пытался ничего не есть сорок дней, но по смирению всё же съел половину просфоры. Он жаждал претерпеть те же страдания, что и Христос. Он отказался от богатства – есть даже фреска «Женитьба Франциска на Бедности», даме худой и весьма непривлекательной. Но дело в том, что спасает нас не отсутствие или наличие богатства, спасает соединение со Христом. А чтобы соединиться со Христом, нужно уподобиться Ему. И вот здесь мы как раз видим большую разницу между Серафимом Саровским и Франциском Ассизским.

Вспомним самый известный подвиг преподобного Серафима, когда он тысячу дней и ночей стоял на камне и молился: «Боже, милостив буди мне грешному». Он видел свою греховность, своё несоответствие идеалу, к которому призывает Христос. И осознав это своё падение, молился только о милости Божией. В то время как Франциск говорил, что не знает за собой ни одного греха, которого не искупил бы исповедью и покаянием. В жизнеописании Франциска говорится, что, когда Христос встретил Франциска после смерти и вёл его к Богу Отцу, то Отец на мгновение растерялся: кто из них сын по естеству, а кто по благодати. Преподобный Серафим не дерзнул бы сказать, что не знает за собой ни одного греха, если он тысячу дней и ночей умолял Господа простить ему грехи.

Мы должны понимать, кому и в чём следует подражать в этой жизни. Выбор Франциска, или Фомы Кемпийского, или Игнатия Лойолы в подражании Христу для православного подвижника неприемлем. Это касается различий между католицизмом и православием.

Протестантизм уже гораздо дальше отстоит от православного понимания Бога, а ислам, иудаизм вообще далеки от него. Поэтому невозможно говорить об одном Боге в разных религиях. Да, Бог один. Если мы будем говорить мусульманам: «Мы молимся Богу, который сотворил этот мир», мы найдём с ними согласие. Говоря, что это Бог Авраама, Исаака, Иакова, мы встретим у них понимание. Но когда мы дойдём до конкретных свойств или характеристик Бога, тут уже мы с мусульманами разойдёмся. Их описание Аллаха совершенно не соответствует нашему описанию Бога. И здесь уже мы никак не сможем говорить о Едином Боге. Это будет, как в примере о генеральном секретаре. Одни будут представлять его семидесятилетним, среднего роста и плотного телосложения, а другие создадут образ, похожий на их описание. И если им представится возможность встретиться с этим человеком, кто из них его узнает? Так и мы, если будем иметь правильное представление о Боге, то узнаем Его, потому что именно к Нему мы устремлялись всю свою жизнь и к Нему обращали свою любовь, пусть и случались на этом пути падения.

О САМОДОСТАТОЧНОСТИ

Есть такое слово «самодостаточный», как будто сам родился, из мамки вылез, сиську в рот не беру, сразу хлеб жую собственными зубами — самодостаточный, ничего не нужно, попу мыть не нужно, на руках носить не нужно, сразу готов.

Все хотят быть самодостаточными и богатыми, хозяевами своей жизни, ни в чем не нуждающимися, пять пальчиков и все указательные. Когда у человека начинается успех в жизни — это самая большая катастрофа, которая подстерегает. И вот Исаия во 2-й главе описывает падение Израиля. Он пишет, что «многое переняли от востока: и чародеи у них, как у Филистимлян, и с сынами чужих они в общении. И наполнилась земля его серебром и золотом, и нет числа сокровищам его; и наполнилась земля его конями, и нет числа колесницам его». Вот это уже по сегодняшнему машины, дорогие кони Востока.

«И наполнилась земля его конями, и нет числа колесницам его. И наполнилась земля его идолами: они поклоняются делу рук своих, тому, что сделали персты их» — они разбогатели. Золота полно, серебра полно, куда его тратить? Конечно же колесницы, одежда, чародеи у них появились, они со всеми общаются и набираются всякой гадости. И разбогатели не только деньгами но и грехами: «И преклонился человек, и унизился муж,- и Ты не простишь их».

Во 2-й главе описана драма человеческой жизни, когда мы хотим быть богатыми, сильными, успешными, хотим построить свою жизнь на твердом основании, на камнях богатства, связи, власти и успеха, на научных открытиях, демократических процедурах. Потом начинается чародейство, прелюбодейство, кони, колесницы, фокусы и безобразия.

Потом вдруг хлоп эту всю комедию сверху крышкой гроба, до свидания. Это хваленая западная цивилизация, к которой мы одним боком принадлежим, а одним боком не принадлежим. Западная цивилизация как раз подпадает под строгое слово второй главы в книге пророка Исаии.

Вы читаете Писание в пост? Читайте, пожалуйста, у вас для этого есть все возможности. В машине едешь, запиши себе на флэшку Библию и слушай, будешь меньше ругаться на тех, кто тебя подрезает, будет меньше матюков кричать тем, кто тебя обогнал. Будешь спокойно ехать, за дорогой следить, одним ухом слушать, как Библию читают. Читайте, это очень важно. Господь да поможет вам Великий пост провести правильно. Он очень быстро пролетит, закончится. Не думайте что он еще длинный, он скоро закончится и будет нестерпимо жалко, что опять пост прошел, а я так и не постился. Читайте Слово Божие, спасайте свою бессмертную душу.

Протоиерей Андрей Ткачев