Маленькая течь топит большой корабль.

Маленькая течь топит большой корабль.

Из жизни вытесняется понятие СТЫДА. Нынче ничего не стыдно. Причем, к этому общество шло десятилетиями, целенаправленно и методично. Точнее, мы не шли, а нас вели. За собой. Те, кто жил в 90-е в бывшем СССР, помнят как это было.

Сначала газеты начали высмеивать советскую мораль. Она называлась ханжеством, пуританством. Какая-то женщина во время телемоста брякнула: «У нас секса нет», когда говорилось, кажется, о проституции. Ну, неправильно выразилась. Имела в виду, что индустрии секса у нас не было. Так радостно ухватились, и вот уже лет двадцать трясут этой фразой.

Сначала осмеяли обыкновенную человеческую мораль. Потом стали вливать яд: описывали все возможные и невозможные позы в сексе, призывали заниматься им в необычных местах (читай – там, где люди), вышла знаменитая газета о сексе, в которой публиковались странные-престранные истории. Получалось, что вот была себе приличная страна, и нате вам – прямо паноптикум сразу. Содом и Гоморра. Фантазии журналистов, в общем, не было предела. И я понимаю: на такой литературе много можно было заработать.

…Между строк во всех изданиях было: занимайтесь сексом, всегда и везде, это здорово. Чужой муж? Делов-то куча. Вон посмотрите сериалы: они все сплошь укомплектованы такими парами любовников, и все домохозяйки, считающие себя порядочными женщинами, переживают по утрам и вечерам, как бы этим любовникам удалось получше обмануть своих законных супругов.

«Он же любит!» – эта магическая фраза и сейчас лейтмотив многих российских фильмов. Ради этой «любви» можно бросать беременную жену, кучу детей, совершать преступления. И зрители будут плакать и жалеть влюбленного героя, а не тех, кого он предал. Причем, речь не идет о платонической высокой любви. Речь часто идет просто о похоти, страсти.

В моду в 90-х вошло слово «комплексы». Стыдливость, застенчивость, элементарная юношеская невинность называлась именно этим словом. Призывали быть смелым, экспериментировать, причем, женщине тоже. В отсталое советское время ведь как считалось? Навязываться нехорошо – стыдно. Теперь же в женских журналах утверждали, что это расчудесно, так и надо. Голливуд помогал своими фильмами продемонстрировать как это делается. Хотя любая вдумчивая женщина, конечно, понимала: а зачем, если мужчина не тянет к тебе руки, самой хватать его за уд? …Но это вдумчивая женщина. Глянцевые же журналы читали девушки и молодые женщины в основном. И голливудские киношки смотрели они же.

По стране наоткрывали секс-шопы. Эстраду заполонили моисеевы и бабушки по имени «хочу».

И к чему мы пришли в итоге? На сегодня в сексуальной жизни не стыдно ничего. И говорить о ней можно прилюдно, и даже придетно… Более того, детям просто-таки необходимо все объяснить и показать на картинках. А то ведь как иначе справиться с таким страшно трудным вопросом, который задает четырехлетка: «Откуда я взялся?» Наши бабушки отмахивались: в капусте нашли, в роддоме купили. И ребенок уходил, мечтая только накопить еще денег на братишку. Но мы так не можем, нам надо все ему рассказать…

Я бы поставила кадры из интернатов для детей-инвалидов. И взяла комментарий у врачей-венерологов и гинекологов, которые рассказали бы, что жизнь без «комплексов» ведет к приобретению девушкой массы разных микробов и вирусов, которые затем сказываются на здоровье потомства. Оно рождается больным, и от него отказываются. И пусть бы эти несчастные детки помычали нам всем в экран: чтобы все четко поняли почему в старину ценилась девственность.

Я бы рассказала о статистике разводов, показала бы безотцовщину, которая стала таковой, потому, что папа угулялся под подбадривающую пропаганду, что настоящий мужчина – это бык, который огуливает все стадо, и ушел в итоге из семьи. Или был изгнан как источник вечной заразы. И пол-страны растет без отцов. Что не делает этих людей хуже, но делает несчастнее в личной жизни в будущем.

Церковь единственная говорит редкую, абсолютно «еретическую» в современном обществе вещь: даже мужчина может и должен жить в чистоте. Это ему на пользу. Верность, самоограничение. Это выливается в победы духа, которые сказываются в научных открытиях, гениальных произведениях… Но это я уклонилась от темы.

…И что будет со всеми нами? Живущими там и тут. Гулящими, незакомплексованными, готовыми на любую подлость ради «любви», рушащими детскую невинность россказнями о сексе, бездумно повторяющими за больными, по сути, сексопатологами, «детям нужно знать об этом, вопрос только в каком возрасте, но рассказывать непременно надо»? С нами, которые по обе стороны океана, упорно затаптывают понятие стыда…

Осмелюсь утверждать, что мы здесь временно. На испытку. Идет великий конкурс на то, чтобы пройти в жизнь вечную. Система – балльная.

«По вере вашей да будет вам». Это не о том, чтобы ходить в церковь. Вернее, не только о том. Это о том, что вера всегда выливается в ПОСТУПКИ. Мы их совершаем каждый день, большие и маленькие. И они прямо указывают на то, с кем ты.

Нам держать ухо востро. Маленькая течь топит большой корабль. Не уступайте в малом, чтобы не пришлось уступить в большом.